Alex Halpern (alexhalpern) wrote,
Alex Halpern
alexhalpern

На первом курсе института учился у нас на факультете некто Ш. Родом из славного города Лебедяни, сам из поволжских немцев, что к рассказу никакого отношения не имеет, но накладывало бы дополнительный комичный отпечаток на историю, если бы я озвучил его настоящую фамилию, чего по понятным причинам я не делаю. Имя его я, кстати, не запомнил, а может и не знал никогда: так по фамилии и называли: Ш. и все. Жил, как и все иногородние, в "общаге". Высок, склонен к полноте, близорук, круглолиц и добродушен - ничего примечательного. В громких студенческих попойках то ли не участвовал, то ли память моя его не зацепила. Вобщем, если бы не произошедшие в дальнейшем события, то ничего особенного о нем я бы рассказать не смог.

А история приключилась такая. Напряженная учеба первого курса (для тех, кто эту учебу воспринимал серьезно), отрыв от семьи, внезапно обрушившаяся самостоятельность плюс непривычная обстановка - видимо какие-то из этих факторов (а может и все вместе) привели к тому, что у парня "поехала крыша". Оговорюсь - сегодня мне это абсолютно не кажется ни забавным, ни смешным, но тогда, в 17 лет вещи воспринимались иначе. "Крыша" у Ш. поехала не сразу, а постепенно, разгоняясь с хоть и не стремительным, но вполне ощутимым ускорением. Поначалу ему начало казаться, что за ним следят. Он тут же поделился своими ощущениями с однокашниками, за что немедленно получил кличку "Трианон". (Помните советский шпионский сериал "Тасс уполномочен заявить"? - это оттуда.) За нашим Трианоном "следили" на улице, в институте, а потом и в метро. В один прекрасный день он прибежал в общагу запыхавшийся, красный и рассказал, что в его вагон на очередной остановке заглянул мужик в шляпе и в костюме, но заходить не стал. Ш сразу понял, что это за ним. На следующей остановке он выскочил из метро, взял такси и полетел в общагу, "оторвавшись от преследователей". Дальше - больше. Кончилось все тем, что Трианон забаррикадировался в малюсенькой подсобке на одном из этажей общежития и кричал дурным голосом, что живым не дастся. Тут уж деваться было некуда: вахтерша вызвала "перевозку" и дюжие санитары извлекли героя из тесной кельи и увезли. Больше в общаге и на учебе мы его не видели. Как-то дошел до нас слух, что родители забрали его домой в Лебедянь, где он и обитает под их присмотром. Прошли 2-3 года. Про Ш. мы, разумеется, совершенно забыли. И вдруг...

Надо сказать, что общага наша была довольно большой и современной. Располагалась она недалеко от метро Планерная (речь идет о Москве, разумеется) и состояла из трех корпусов: одного 20-ти и двух 16-ти этажных. Длинный коридор на каждом этаже, пронумерованные двери, а за дверями почти настоящие двухкомнатные квартиры: раздельный санузел, две жилые комнаты - трешка и двушка. В двушках обитали семейные пары или студенты старших курсов, в трешках - мелкая шушара типа абитуриентов, перво- и второкурсников. Кухня с тремя - четырьмя электрическими плитками/духовками одна на этаж, чего вполне хватало. Вобщем - живи - не хочу. Жизнь в общаге била ключом, не останавливаясь ни на минуту. Учиться было очень непросто: слишком много соблазнов в Москве и в веселом студенческом коллективе. Тем не менее учиться было иногда надо. Особенно эта необходимость ощущалась перед сессией: нужна была тишина, и настрой на абсорбирование большого объема знаний за достаточно короткий временной интервал. Привычная атмосфера общаги казалась нам для этого не очень подходящей. Решение этой проблемы существовало. В 20-ти этажном корпусе, на 3-ем или 4-ом этаже располагался так называемый профилакторий. На самом деле это была та же общага, но со "строгим" режимом и распорядком. На входе в "профилак" сидела специальная вахтерша, пускавшая на профилаковский этаж только тех, кого положено. Вход герметично закрывался часов в 10 вечера - наступало время "отбоя". Там были еще какие-то "ништяки" в стиле субсидированных талонов на питание в общажную столовку и прочее, но это уже не принципиально. Путевку в профилак можно было получить в профкоме при наличии свободных мест. Свободные места были, если "подсуетиться" заранее. На самом деле, ничего такого уж особенного, что способствовало бы успешной подготовке к сессии, в профилактории не было, за исключением менее шумного окружения, но почему-то в студенческой среде считалось правильным переехать в профилак на время подготовки к зимней сессии. Этот поступок вызывал понимание, создавал некий монитин серьезного студента. Говоряна чистоту, особого толку в этом не было. При желании (а желание было) и живя в профилаке, можно было устраивать (и устраивали) шумные попойки и вечеринки.

Так вот, мы уже учились на 4-ом курсе, дело было зимой перед сессией, и, конечно, мы переехали в профилак, где и отсыпались, ожидая прихода музы, которая заставит нас засесть за учебник коллоидной химии... 9 утра, в институт ехать не надо, тишь да благодать и вдруг - настойчивый стук в дверь. Когда мы окончательно убедились, что это нам не снится и что гость не отстанет, Вова (мой закадычный дружок институтских времен) кряхтя и громко матерясь встал с кровати и пошел открывать. В дверях стоял круглолицый парень в шубе и шапке ушанке с капельками растаявшего снега. Это был Ш. "Ты откуда взялся?" - спросили мы, несколько обалдевшие спросонья и от неожиданности. "Да я от родаков сбежал. Так-то они меня никуда не выпускают" - быстро ответил Ш., диковата сверкая глазами из под запотевших очков. "Ну и куда ты теперь?" - "А, не знаю... Посижу тут у вас пока, а там посмотрим". Перспектива сидящего с нами в комнате несколько сумасшедшего Ш. нас сама по себе не очень вдохновляла, но не прогонять же его в самом деле!.. Совершенно непонятно, кстати, как он вообще проник к нам в профилакторий без пропуска, какую историю он рассказал бабке-вахтерше? В любом случае, на ночевку в общаге эта история точно не сгодилась бы... Посидев в комнате некоторое время, Ш. куда-то вышел и пропал до следующего утра. Объявившийся на завтра Ш. имел несколько помятый внешний вид, вдобавок у него отсутствовали очки и меховая шапка. Оказалось, что он заночевал в зале ожидания на Курском вокзале, где у него, спящего, украли и одно и другое. Ладно шапка, но кто позарился на очки - не понятно. В руках Ш. держал полиэтиленовый пакет с, как оказалось впоследствии, провиантом. Усевшись в кресле он извлек из пакета толстую палку дешевой вареной колбасы, батон белого хлеба и пакет с молоком. "Я тут пожру у вас, хорошо?" - спросил он и, не дожидаясь ответа, начал жадно откусывать куски от цельных колбасы и хлеба, попеременно беря их в руку и запивая сие добрыми глотками молока из пакета. В стакане, тарелке и столовых приборах аскет Ш. видимо уже не нуждался. При этом он громко чавкал и обильно сыпал крошки на чистый профилаковский пол. "Где ты жить-то собираешься? Ты же не можешь все время обитать на вокзале, а родных у тебя тут нет. Может возьмешь билет на поезд, да домой вернешься? У тебя хоть деньги есть?" - интересовались мы. Вскладчину мы бы помогли ему добраться до дома, так как подозревали, что на вокзале у него могли украсть не только шапку с очками но и документы и всю наличность. Но у Ш. были совершенно иные планы. "Не, на вокзал я больше не вернусь. Я тут с одним мужиком познакомился - он пригласил меня к себе. У него пока буду ночевать." - мы совершенно охренели... К счастью до ночевки у "мужика" дело не дошло. В тот же вечер Ш. пытался пробраться в наш родной 16-ти этажный корпус, где жил 3 года назад, был остановлен бдительной вахтершей, устроил скандал с убеганием в лифт и погоней по этажам, был пойман и, всвязи с уже явно неадекватным поведением, водворен добрыми молодцами в белых халатах по известному адресу с последующей отправкой беглеца в Лебедянь под присмотр родителей. Больше о Ш. мы никогда ничего не слышали. Вскорости институт был закончем, "соколы" разлетелись из общежития кто куда и даже если Ш. в последствии вновь убегал из под стражи и добирался до столицы, никого из бывших однокашников найти уже на старом месте было нельзя. Sic transit gloria mundi. Конец истории...
Tags: Городской романс, О времена о нравы!, Палата № 6
Subscribe

  • (no subject)

    Папа уже вторую неделю в больнице. Неделю назад сделали шунтирование, боли пока не прошли. Спустя всего 5 дней предложили повторить процедуру -…

  • (no subject)

    Беня заявил, что вечером будет показывать нам спектакль. Ушел в свою комнату готовиться. А я вспомнил как теща мне рассказывала, что Аня, будучи…

  • (no subject)

    Эту история произошла не со мной, а с супругой. Пересказывать буду от первого лица женского рода... Впервые эта женщина появилась в моем магазине…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment